Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: hi, health (список заголовков)
01:42 

чем дальше, тем более несправедливой и эгоистичной я становлюсь.

мама не понимает серьезности моего состояния, а я подозреваю, что превратила свою болезнь в источник оправдания собственному омерзительному поведению. я всю жизнь была невысокого мнения о людях, которые давят на жалость. не любила тех, кто считает, что может вершить чужие судьбы. с трудом терпела общество эгоцентристов. не понимала тех, кто постоянно обижается, придирается, перекладывает вину на других и укоряет. и теперь я одна из них, к тому же, истинные Весы - на одной чаше ненависть к себе и самоуничтожение, на другой же находятся болезненный эгоизм и жажда любви. всю жизнь я хочу нравиться каждому и пытаюсь восполнить недостаток самоуважения теми чувствами, которые испытывают ко мне другие. теперь же я только больше закрываюсь и отгораживаюсь, желая, чтобы меня спасли и оставили в покое одновременно. только вот, поняв за 18 лет, что никто не спасет меня, кроме меня же самой и Господа Бога, я все равно не желаю ничего менять. я честно пыталась и провалилась. а чужие попытки меня вытянуть либо раздражают, либо огорчают. это лишнее напоминание о том, что вокруг меня есть чудесные люди, лишнее сравнение себя с окружающими и выбор не в пользу себя. впрочем, даже те, кто мне не нравятся, все равно лучше меня, достойнее и просто сильнее. и это самое мучительное.

мама хотела мне устроить праздник, а я ответила на это абсолютной неблагодарностью. у нас все больше конфликтов и все меньше доверия, она быстро устает, а я легко раздражаюсь, мы мало понимаем друг друга, и меня терзает мерзкое и леденящее ощущение, что мы больше никогда не будем счастливы. я боюсь писать и произносить подобные вещи и стараюсь отгонять подобные мысли, находясь наедине с собой, так как боюсь, что слово может быть материально. причем, его предполагаемая материальность не проявляется, когда я говорю что-то хорошее, и это меня пугает. впрочем, я боюсь всего. и меня раздражает, что маму больше интересует, не сухое ли мясо, приготовленное ею, чем то, почему я стою посреди комнаты и в ужасе молюсь. ее забота проявляется в том, что она переживает за мой режим дня, питание и прием лекарств, но я хочу другого. и вот, мы идем на "Париж-Манхэттен" и собираемся потом где-то поужинать, все вроде бы хорошо, но я практически не понимаю содержания фильма и ухожу в себя. мне противно от этих счастливых лиц, от красивой актрисы и сценарных шуток - изумительного чувства юмора, которым я никогда не обладала и не буду обладать. меня дико бесит смех сидящей рядом девушки, я вообще начинаю тихо ненавидеть людей. раньше меня очень успокаивала цитата: что-то про то, что человек может видеть прекрасное вокруг и в других людях, если у него самого есть прекрасное внутри. когда я казалась себе недостаточно хорошей, я вспоминала про эти слова и немного успокаивалась - я находила красоту в любом человеке и любом явлении. цитата и сейчас остается верна. я вижу только плохое - значит, и я не лучше.

мне нравилось находить счастье в мелочах. мама приучила меня к подобной практике, и она огромная молодец в этом плане. несмотря ни на что, она намного сильнее меня. и искренне хочет мне помочь, а я последний мудак. раньше я могла в каждом человеке разглядеть что-то неповторимое, меня завораживала индивидуальность. мне нравилось учиться у других, и мои друзья и близкие были поводом совершенствоваться. они хорошие, и мне хотелось стать лучше. меня вдохновляла сама человеческая сущность. а сейчас все с точностью наоборот. меня давит чужой талант. более того, наверное, я завидую. я всегда говорила, что не умею испытывать зависть, гнев и ненависть - слишком сильные разрушительные чувства, выжигающие душу и мысли. а теперь я не знаю, может, я зря ограждала себя от "неугодных" чувств и эмоций. хотя я до сих пор не уверена, действительно ли я способна на эмоции такого типа. я могу грустить, отчаиваться и обижаться, но не ненавидеть, не презирать. хотя я сама уже не знаю, что от меня осталось. я не всегда понимаю, какие из моих поступков продиктованы моим характером и убеждениями, а не депрессией. Петя говорит "я люблю тебя", и я не понимаю. я не играю в образ, не надеваю маску и не прыгаю выше собственной головы, но я с трудом осознаю, что во мне сохранилось от собственной личности. ощущение, что мои черты подменяются чем-то чужеродным. и живу в собственном мирке - не том, что я выдумала в далеком детстве, населенном сказочными добрыми существами, не реалиями прочитанных книг, а больной частью воображения: страхами и навязчивыми идеями. и все, кто за меня беспокоятся, хорошие. только вот это меня и добивает. кто угодно лучше меня. Боже, прости.


@темы: hi, health

URL
14:16 

Первое. Ирка.

Три недели в больнице: впечатления.

Терпение. Чем меньше лишних движений и слов, тем безопаснее. У Иры отобрали сим-карту, потому что она «слишком хотела домой». Ире 12, у нее безумно густые волосы, она заплетает их в косу и говорит «мне очень идут волнистые». Здесь делают на удивление много комплиментов и часто советуются по поводу внешности. Во мне девчонки восхищались цветом глаз и волос. Девчонки здесь все - от 12 до 52. Ира - жуткая бунтарка, сбегавшая из дома и значительно отстающая в учебе. Она стала первым человеком, с которым я здесь познакомилась. Помогла мне застелить кровать, мы лежим рядом. Я первый день никак не могла сдержать слезы, а она мне казалась удивительно спокойной. Наташа, другая моя соседка «через тумбочку» ласково со всеми говорит и обращается ко мне: «Сначала все плачут, а потом перестают». Соня предлагает чай (чай и конфеты – главное средство от слез здесь), но об этом позже. В психиатрическую больницу Ирку положила мама, которая совсем не приезжает. Официально: недостаток железа в крови. Ирка гиперактивна. Грубовата. Вдруг вбегает в палату, падает спиной на кровать и, скрестив руки на груди, плачет. Говорит, что ее в отделении все ненавидят и жалуется на Соню. И тут как-то видишь в ней сквозь детский эгоцентризм и наглость, что она просто ребенок, оставленный под присмотр врачей, а не мамы. Ирка, пока плачет, говорит, что мне должно быть стыдно «возиться с малолеткой», я хочу взять ее за руку, но она бездвижно лежит - жесткая, холодная. Я просто ложусь рядом с ней. А теперь она сама ко мне ластится, и я понимаю, насколько человек истосковался по заботе. Я расчесываю ее волосы и постоянно чем-то угощаю. Она теперь ждет субботу: приедут бабушка с дедушкой. Я лежу под капельницей, она показывает мне список того, что хочет, и он безумно меня трогает. Среди «моркови по-корейски», «маянеза» и бесконечных салатов: «возьмите меня на 2-3 дня в домашний отпуск». И обведено.

@темы: hi, health

Rays of sun on my cheek

главная